AAA

В Карелии появилась своя «валюта»

Конечно, пока в кавычках. На этих банкнотах нет никаких номеров и водяных знаков, обязательных для реальных денег. Однако их появление вызвало немалый информационный шум.
А началось все с того, что движение «Свободная Карелия» решило придумать какой-нибудь сувенир к очередной годовщине принятия Декларации о суверенитете республики. Эта Декларация, принятая 9 августа 1990 года, предоставляла гражданам Карелии широкие политические и экономические права и свободы. Вводилось, собственно, и само гражданство республики; так что, рассуждая логически, выпуск собственной республиканской валюты также был возможен.

Однако в ходе последующего выстраивания «вертикали власти» декларации о суверенитете всех российских республик были преданы забвению. Если раньше федерация строилась как договор равноправных субъектов, добровольно делегирующих часть своих полномочий федеральному центру, то теперь наоборот — сам центр дает (или не дает) регионам какие-то полномочия по самоуправлению. Многие политологи утверждают, что такая политическая модель уже не соответствует названию «федерация».

Сегодня напомнить об утраченных политических возможностях республики, но без опасения юридических неприятностей, можно только в игровом формате. Именно его и решили использовать креативщики из «Свободной Карелии». Никакого официального хождения «карельских денег» наряду с рублями не предусматривалось. Их решили распространять только на арт-мероприятиях и как сувениры для туристов и коллекционеров.
Конечно, сразу же возник вопрос о названии новой «валюты». Он долго обсуждался в социальных сетях, но банальные варианты вроде «марки» или «кроны» в ходе голосования уступили оригинальному, но такому близкому предложению — «руны». Название стихов Калевалы показалось участникам «Свободной Карелии» самым подходящим для «карельской валюты». Попутно, в ходе дискуссий, даже родилось переосмысление фигуры «собирателя рун». Этот титул решили сделать почетным званием для карельских банкиров, которые будут инвестировать в развитие республиканских брендов.

Калевала — как признанный бренд Карелии — отразилась и на самом облике «рун». Банкноты разного достоинства были украшены репродукциями известных картин Аксели Галлен-Каллела и Тамары Юфа. Кстати, некоторые критики проекта не упустили случая попенять на «нарушение авторских прав». Но, к счастью, художники и их наследники такого вопроса не поднимали — образы этих классических картин давно уже стали общенациональным достоянием. Впрочем, организаторы выпуска «рун» согласились заплатить за эти права самой же «карельской валютой».

На проект неожиданно широко откликнулась республиканская пресса. Телеканал Сампо ТВ даже провел эксперимент, попытавшись обменять «руны» в банке и заплатив ими за чашку кофе. Но банковские служащие оказались лишены чувства юмора — они выставили съемочную группу и чуть не вызвали полицию. Официанты в кофейне были более дипломатичны — у них просто «не нашлось сдачи». В ходе уличного опроса возникла показательная картина — пожилые горожане советского типа заявляли, что никакая «карельская валюта» им не нужна, тогда как неформальная молодежь живо интересовалась «рунами».

Когда о «карельских деньгах» написали федеральные интернет-порталы, республиканских чиновников это, судя по всему, напугало. В официальных СМИ появилась критика проекта — чуть ли не с обвинениями его авторов в «экстремизме». Тем самым карельская власть показала, что она живет в какой-то другой эпохе, чем современные креативные граждане.
Еще несколько лет назад в Перми выпустили «паспорт пермяка» — оригинальный сувенирный путеводитель по городу со множеством красочных иллюстраций. При посещении местных достопримечательностей в этот «паспорт» даже можно было ставить их штампы — по типу виз. И местная власть, заинтересованная в продвижении региональных брендов и привлечении туристов, не имела ничего против этого креативного проекта. Но аналогичный проект в Карелии, видимо, вызвал бы совсем уж громкий скандал!

Борцы с «карельскими рунами» слабо знакомы и с мировым опытом. Например, в 2009 году в лондонском районе Брикстон местные общественники также ввели альтернативную валюту — «брикстонский фунт». И в первые месяцы ее существования желающие обменять британские фунты на «брикстонские» даже выстраивались в очереди. Целью этого проекта, помимо привлечения туристов, было стимулирование экономики района — различных кафе, магазинов и мелких производителей. В итоге это действительно позволило укрепить их взаимосвязи и способствовало экономическому росту района — налоги в городской бюджет, конечно, по-прежнему платились в официальной валюте. И никто не обвинял авторов этой идеи в «экстремизме» и «сепаратизме».

В сегодняшней Карелии на многие современные проекты регионального развития власти дежурно отвечают, что в бюджете «денег нет». При этом налоги крупных предприятий выводятся за пределы республики. Изобретение «карельских рун» можно считать остроумным ответом общественности на эту ситуацию. И разумная власть реагировала бы на это не критикой авторов проекта, но пересмотром экономической политики республики, которая по уровню жизни пока существенно отстает от соседнего Петербурга, уж не говоря о Финляндии.

А пока — первый тираж «карельской валюты» стремительно разошелся, и художники придумывают эскизы «рун» нового образца…


Вадим Штепа


Печать / Print  


 
 
Ваш комментарий:

Имя
Е-mail
Сообщение


Код безопасности
код безопасности

Введите код с картинки: 
Обновить Обновить